Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

печать

перепост из ФБ

Татьяна Мэй (ФБ, 18 октября)

Вот этого я у Альфонса Мухи не видела. Для Международного общества помощи голодающим России писал. Сколько тогда в 1921-м зарубежье сделало - часами можно рассказывать. К чехам вывезли несколько сотен детей и те разобрали их по семьям. Причем это ведь были не обычные бедные детки, а беспризорники - довольно страшноватые ребята.
Власти наши хоть бы раз в последние годы спасибо сказали, хоть как-то бы помянули. Столетие как раз, вот и повод. Но только ведь если поминать, придется поминать и голод, а он конторой, которая рулит сейчас страной, и был в немалой степени сработан. Неудобно получится.
печать

перепост из моего ФБ

С одной стороны, не живя в России, я вижу не реальность, а пересказанную реальность. С другой стороны, на расстоянии всегда становится виднее сходство текущей ситуации и прошлых. Каков тут баланс, я не знаю, так что может быть, я и не прав.
Мне кажется, что - как их назвать? Людей, стремящихся видеть то, что есть, а не то, что им хотят втемяшить с башен, хоть кремлёвских, хоть с Обитаемого острова? Интеллигенцией? По многим параметрам не подходит. Оппозицией? Ну, одного нежелания согласиться на brainwashing недостаточно, чтобы называться оппозицией. Оппозицией принято называть политическую силу, а не молчаливое меньшинство или даже большинство. Нужно слово, его пока нет. Так вот, мне кажется, что вот эти люди без названия опаздывают. Они говорят так, как если бы российская власть всё ещё заботилась о правовом декоруме, всё ещё старалась бы кого-то обмануть. Выборы, суды, законы...
Так было, верно. Всё меньше и меньше, но было. Но порог пройден, это больше не так. Власть в России стала вполне открыто авторитарной. Как в СССР никто не заботился о том, чтобы решения формально принимались не Политбюро, а Верховным Советом и правительством, и вполне формально все зарубежные страны обращались прежде всего к генсеку, так и в РФ 2021 года издания никто больше не скрывает, что суд решает то, что ОНИ ему сказали решить, что выбранными назначат тех, кого ОНИ решили назначить, Дума примет те законы, которые ИМ удобны, а если вдруг ошибётся и закон недостаточно суров, суд и исполнительная власть сделают то, что им скажут сделать, и не будет разбираться, насколько это соотверствует закону.
Открыто авторитарных стран не так мало. Были случаи, когда страна из такого состояния выбиралась. Я очень плохо знаю, как именно и почему это удавалось. И уж во всяком случае, она выбиралась не путём настаивания на "законности" в отчётливо беззаконном государстве.
Знающие советское прошлое (а его, к сожалению, похоже, знают только некоторая часть людей старше некоторого возраста, остальные либо забыли, либо никогда не узнали достаточно для ненаступания на грабли) могут мне возразить, что вот был лозунг "уважайте вашу конституцию". Это интересная тема. Я ни разу не читал того, что я об этом думаю, хотя я не думаю, что я один такой.
Лозунг был лукав, т.е нечестен. Потому что 1) сли бы советская конституция была несколько другой - а зачем она была такой, как была, совершенно неясно: в ней сочеталось безумие открыто однопартийной, т.е. в некотором роде фашистской, системы с декларацией самых разнообразных прав, которых, естественно, и в помине не было. Если бы эти права не были в ней прописаны, жизнь в Советском Союзе не изменилась бы ни на миллиметр. То есть "мы хотим, чтобы вы уважали вашу конституцию" значит "мы этого хотим в той части, в которой она нас устраивает". (И 2): никому не приходило в голову, что эти слова значат ещё "ни в коем случае не отказывайтесь от открыто объявленного главенства КПСС!")
И  всё же я признаю, что польза от этого лозунга была. Она была ровно той же, что любая иная информация о том, что ОНИ говорят одно, а делают другое, потому что вот ровно этого, открытого признания лживости режима, ОНИ не хотели. Авторитарность была открытой, а ложь - нет. Именно поэтому я ценю Солженицына первой редакции, когда он не считал себя пророком, не только как писателя, но и как автора "Жить не по лжи". Брежневский СССР держался не на коммунизме, не на идеологии, а на лжи, и любой, кто это показывал так, что кто-нибудь ещё это начинал осознавать, клал свой камень в дело разрушения советской власти. (Я написал "брежневский СССР", потому что по крайней мере до 64 года ситуация описывалась сложнее).

Сейчас взывание к законности, чтобы показать, что всё ложь, нечего не даст. Население и так прекрасно знает, что всё ложь, и скорее это одобряет. Именно потому, скажем, что оно это знает, оказалось так трудно провести вакцинацию: раз они говорят, что это полезно, значит, это вредно. Я думаю, что если вдруг засекут метеорит ранга тунгусского и точно вычислят точку, где он упадёт, и попробуют организовать эвакуацию, никто не уедет из дома, потому что они всегда всё врут.
Я не знаю, что надо делать в такой ситуации. Но чтобы узнать, прежде всего надо открыть глаза и перестать видеть то, чего нет. Точно так же, как - простите - я не согласен с Навальным, что прежде всего надо бороться с коррупцией, - мне не кажется, что авторитарный режим без коррупции лучше авторитарного режима с коррупцией, и пример гитлеровского государства тут приходит в голову первым -, точно так же я не согласен, что надо делать вид, что суд, закон и выборы всё ещё что-то значат. Настроения населения - да, значат, никакой режим не выдерживает полного отсутствия поддержки. Но смотрите: если сравнивать самые разнообразные ситуации, в том числе и российские разных времён, мне видится (я повторяю, с расстояния, что вижу, то и говорю), что есть зияющая дыра: той самой "антисоветской" (как её сейчас ни называй) пропаганды по существу нет. Навальновская пропаганда касалась только "украли", но никак не авторитарности и бесчеловечности системы. "Оппозиционные" СМИ информируют тех, кто выбрал их читать, т.е. тех, среди кого незачем вести пропаганду. Мне смутно помнится, что Владимир Ильич много о пропаганде и её важности писал. Может, стоит почитать? Как к нему ни относись, в игре-то он на некоторое время выиграл, может, стоит поучиться?

Снова прошу прощения за непрошенный совет неучастника.
печать

(no subject)

Был когда-то (полвека назад) анекдот, показывающий оптимизм и пессимизм советского интеллигента. В целях изучения выюрали несколько необитаемых осторовов, и на каждом поселили двух мужчин и одну женщину - русских, французских, немецких, английских. Через месяц приехали изучать. На английском острове (в соответствии с тогдашним русским представлением об Англии) все трое сидели в максимально удалённых друг от друга точках, потому что их друг другу не представили. На немецком острове стояла палаточка, было написано "понедельник, среда, пятница Ханс, вторник, четверг, суббота Гюнтер, воскресенье выходной." На французском имелась главная площадь, на ней был посажен платан, рядом палаточка-кафе и палаточка-банк, а на женской палатке было написано "понедельник, среда, пятница Жан, вторник, четверг, суббота Жорж, воскресенье - разврат". А на русском острове под деревом стоял стол зелёного сукна, за ним сидели оба мужика и писали что-то в разлинованной тетради. На вопрос, где женщина, они ответили "народ-то? Народ-то нынче  в поле".
Так вот про народ.
Сколько в нашем семимиллиардном мире, а также сколько в мире золотого миллиарда (к которому я отношу и Россию и Украину) людей, которые, будучи предоставлены сами себе, построят то общество, в котором живут сейчас (ну или лучшее, но тут уж никто не поверит)? Сто тысяч? Миллион? Десять миллионов? Ну уж никак не сто миллионов, это-то ясно. Но очень интересно, сколько. На скольких ногах держится та демократия, которая при всех своих бедах и недостатках так и остаётся лучшей придуманной для человеческой жизни системой?
Это очень важный вопрос для прогнозов желательных изменений в разных нехороших местах. На нём уже споткнулись революции "арабской весны", с вроде бы всё же маленьким выигрышем в Тунисе (но он каждый год становится всё меньше), колоссальным ухудшением в Сирии и Ливии, восстановлением статус кво и массовым разочарованием в Египте.
Но я ни разу не встречал оценок. В каждой стране даже предположение, что результат не очевиден, вызывает реакцию "ты на их стороне".
Последняя известная мне попытка поставить вопрос - это Стругацкие. Если был кто ещё, до меня не дошло. Но, видите ли, Стругацкие - не единственные, конечно, кто претерпел (в буквальном смысле - т.е. выстрадал) эволюцию взглядов от наивного коммунизма до исторического пессимизма, но единственные, кто - по крайней мере в переписке, но и в произведениях тоже - отметил по дороге все промежуточные точки. Я знаю людей, переживших то же, их много, но они не писали, и многие из них забыли, что вообще у них менялись взгляды. Историческая память вообще имеет свойство испаряться, что и приводит к граблям - иногда полным, как в России, иногда всё же шаг вперёд чуть больше шага назад.

ЗЫ В ходе обсуждения в ФБ оказалось, что (а) я никогда не слышал о ненаписанной Стругацкими книге "Белый ферзь", а это имеет отношение к подтеме о Стругацких; и что (б) на самом деле они вопрос ставили не так, как я - но от этого никак не менее и интересны, и релевантны при обсуждении моего вопроса.
печать

О логике политического высказывания

У Подосокорского (https://www.facebook.com/podosokorskiy) приведена длинная цитата из Кюстина, которую я разобью на части, чтобы комментировать по ходу дела:
====
СОХРАНИТЬ РАССУДОК ПОСЛЕ ДВАДЦАТИЛЕТНЕГО ПРЕБЫВАНИЯ НА РОССИЙСКОМ ПРЕСТОЛЕ МОЖЕТ ЛИБО АНГЕЛ, ЛИБО ГЕНИЙ
164 года назад умер маркиз Астольф де Кюстин (1790-1857), французский писатель и путешественник. Приведу фрагмент из его скандальной книги "Россия в 1839 году": "Ничем не сдерживаемый деспотизм одурманивает ум человеческий. Сохранить рассудок после двадцатилетнего пребывания на российском престоле может либо ангел, либо гений, но еще с большим изумлением и ужасом я вижу, как заразительно безумие тирана и как легко вслед за монархом теряют разум его подданные; жертвы становятся старательными пособниками своих палачей".
======
Комментарий: абсолютно верно, остаётся применимым без изменений.
======
"Любовь к своей родине для русских — лишь средство льстить своему властелину. Как только они убеждены, что их господин и повелитель не может их услышать, они говорят обо всем с исключительной откровенностью, которая тем ужаснее, что она крайне опасна для выслушивающих их излияния... Весь русский народ от мала до велика опьянен своим рабством до потери сознания... Среди населения, лишенного радостей и собственной воли, видишь лишь тела без души и невольно содрогаешься при мысли, что столь огромное число рук и ног имеют все одну лишь голову. "
======
Комментарий: Кюстин не знал русского языка. "Весь народ" - это те, кто мог с ним разговаривать по-французски или на каком ещё там языке (наверно, он знал немецкий?) Но и среди этого "всего народа", как мы знаем, были и другие люди, с абсолютно независимым мышлением; а также были те, которых старшая часть из нас, включая меня, хорошо знает по советскому времени, а молодая может оглянуться и посмотреть, как она на глазах создаётся, - та часть, которая своим рабством отнюдь не опьянена, но сознаёт его как, ну скажем, климат. Вот зимой надо одевать тёплую одежду. А в разговорах надо знать, о чём не говорить, и (реже) знать, что нужно говорить.
======
"Когда Петр I учредил то, что здесь называется чином, то есть когда он перенес военную иерархию в гражданское управление империей, он превратил все население в полк немых, объявив себя полковником и сохранив за собой право передавать это звание своим наследникам. Можете ли вы представить себе безумную погоню за отличиями, явное и тайное соперничество, все страсти, проявляемые на войне, существующие постоянно во время мира?
Если вы поймете, что значит лишение всех радостей семейной и общественной жизни, если вы можете нарисовать себе картину беспрерывной тревоги и вечно кипящей борьбы в погоне за знаком монаршего внимания, если вы, наконец, постигнете почти полную победу воли человека над волей Божьей — только тогда вы поймете, что представляет собою Россия. Русский государственный строй — это строгая военная дисциплина вместо гражданского управления, это перманентное военное положение, ставшее нормальным состоянием государства..."
========
Комментарий: сильное преувеличение. Это печально, потому что если бы не стоял тут квантор всеобщности, это высказывание было бы верным и пертинентным. Дициплина была строгой в русском, а не в прусском смысле; знаменитая фраза, точно не помню, что жестокость русского режима частично уравновешивается бардаком и необязательностью исполнения, была, очевидно, не только Кюстину неизвестна, но и самого явления он не замечал, раз не отмечал; ну и к тому же "народ" у него -это образованный народ исключительно. При этом частично на самом деле это относится и к необразованному, не несколько иначе всё же, и жаль, что он этого не исследовал.
===============
"У русских есть лишь названия всего, но ничего нет в действительности. Россия — страна фасадов. Прочтите этикетки — у них есть цивилизация, общество, литература, театр, искусство, науки, а на самом деле у них нет даже врачей...
Если в России молчат люди, то за них говорят — и говорят зловеще — камни. Я не удивляюсь, что русские боятся и предают забвению свои старые здания. Это — свидетели их истории, которую они чаще всего хотели бы возможно скорее забыть".
======
Комментарий: и вот кульминация. Кюстин делает выводы из, в общем, верных посылок, а выводы, однако, неверны. Я знал, что он считал, что Пушкин - одна из многих русских выдумок, но не помнил (давно читал), что он вообще отменил в России середины 19 века литературу, искусство, музыку и науку.
Верно, что значительная музыка началась в России чуть позже (чуть-чуть: "Иван Сусанин" Глинки - 1836). Вряд ли на пустом месте, я плохо знаю композиторов до этого времени, но если б их не было, Глинки бы не было. Верно, что и заслуживающая внимания наука началась позже, а в это время было только развитие образования - но и развитие образования, не в виде потёмкинских деревень, а реальное, противоречит тезису Кюстина. Можно не полностью соглашаться с моими комментариями выше, нельзя не соглашаться что литература в России уже была в полном расцвете, он этого не видел. Отчасти по незнанию русского, но это лишь подтверждает мой тезис: любое утверждение должно проверяться на опыте, а не можешь проверить сам - найди тех, кто тебе в этом поможет; но ещё гораздо важнее - не считай заведомой правдой то, что тебе кажется вытекающим из твоих (верных) тезисов
.
То есть Кюстин совершил ту же ошибку, что Французская Академия, объявившая когда-то, что камни с неба не падают; что "вообще физика" до какого-то момента 20 века, объявлявшая, что шаровой молнии не бывает, потому что не может быть; что классическая генетика, объявлявшая, что вся информация содержится в ДНК, и стало быть, эпигенетика - это лысенковщина; и так далее. Вывода два. Первый - надо думать, как не совершать таких же ошибок, когда логика изначально верного рассуждения уводит от реальности. (И ведь как жаль! Так хочется послать Кюстина во вторую командировку, чтобы он описал то, чего не сумел! Больше-то - со стороны - некому!) Второй, и это относится к куда большему числу людей, это что любой захватывающий текст надо читать максимально критически.
(А вот про историю, которую хотели бы - ну, не забыть, а переписать - верно, но тут неплохо бы и на себя оборотиться. Честное исследование своей истории на Западе началось не то чтобы сильно давно, и не то чтобы оно совсем победило, хотя прогресс есть. А в 1839 году - ну тут я не знаю. Хотелось бы почитать, как обстояли дела с этим в европейских странах и в Америке.
Да и какие старые здания, преданные забвению? В России было очень мало старых зданий. Дерево не держится, Москва сгорела, Средних Веков и Возрождения не было, Рима тем более. Я с удивлением вижу, что эта его фраза ("Если в России молчат люди, то за них говорят — и говорят зловеще — камни. Я не удивляюсь, что русские боятся и предают забвению свои старые здания") скорее верна как пророчество, чем как наблюдение. Сейчас - отчасти да, тогда - мне кажется, нет.)
печать

перепост

Артур Соломонов (ФБ)

Перечитывал "Хаджи-Мурата" Льва Толстого.
В этой повести есть описание императора Николая I, при жизни Льва Николаевича не опубликованное, цензурой изъятое, и вот почему:
"Николай стал думать о том, что всегда успокаивало его: о том, какой он великий человек".
"Постоянная, явная, противная очевидности лесть окружающих его людей довела его до того, что он не видел уже своих противоречий, не сообразовал уже свои поступки и слова с действительностью, с логикой или даже с простым здравым смыслом, а вполне был уверен, что все его распоряжения, как бы они ни были бессмысленны, несправедливы и несогласны между собою, становились и осмысленны, и справедливы, и согласны между собой только потому, что он их делал".
"Да, что бы была без меня Россия, — сказал он себе, - Да, что бы была без меня не Россия одна, а Европа».
"Ему приятно было быть неумолимо жестоким".
печать

(no subject)

По-видимому, автор - неизвестная мне Ляля Брынза, Учитывая свойства перепостов в сети, слово "по-видимому" необходимо. А стих прекрасен.
Люди читают жопой. Жопой люди читают.
Люди в целом хорошие, но жопой читают они.
Дык ничего, что жопой. Главное, что читают
Можно читать и жопой, в жопе особый смысл…
Пишешь «я ем пельмени», казалось бы все понятно
Я! Ем! Пельмени! Дикси. Просто, как три рубля.
Но люди читают жопой, а значит в этих пельменях
Жопа всегда увидит что-то «очень своё».
«Зачем вы пишете это? Хвастаетесь, что богачка?
А в Африке голодают, стыдно должно быть вам»
«Зачем вы жрете пельмени! В пельменях коровки и свинки
Вы жрете коровок и свинок, вы женщина — трупоед».
«Пельменями дразнишься, сууука… А мы сидим на диете,
Зато у нас будут мышцы, а тебя скоро бросит муж».
«Вот я покупаю пельмени только у бабы Тамары,
вот ее сайт, вот фэбэшка, а вот ее инстаграм».
«Что за хрень и откуда? Какая-то баба с пельменем…
Зачем вы пришли в мою ленту? Уйдите отсюда вон».
«Вот помню в пятидесятых… вот это были пельмени!
А нынче разве пельмени? Сталина нет на вас…»
«Пельмени — не русская пища. Видимо, вы еврейка!
Ну, или китаянка. А может быть вовсе мордва».
Я! Ем! Пельмени. Дикси. Но люди читают жопой.
Люди в целом хорошие. Но жопой читают они.
печать

(no subject)

Осталась неделя на море. Утром следующего понедельника уедем.
Лесной пожар не очень далеко от нас погасили. Море тёплое, совсем тёплое. Число досок, на которых гребут (ну в общем, лопатой) сидя, лёжа, стоя, на коленях, в одиночку, вдвоём, втроём и пр. увеличилось так, что с уровня воды вода кажется большим прогулочным пространством: все эти люди с очевидностью ходят по воде аки Иисус. Нет водных мотоциклов. Есть катамараны, катера разных размеров, яхты под парусом и на моторе, и вот сколько лет мы их видим, а вопрос, что эти люди делают весь день на маленьком катере, так и остаётся для меня загадкой. Но им явно хорошо. Больше народу стало плавать с маской, когда-то с маской в основном ныряли, а сейчас просто плавают. Медуз нет. С уровня воды всё время хочется фотографировать, но фотографировать в воздухе через чехол для подводной съёмки это чушь, так что фотографировать нечем.
Фотографии имеют крайне слабое отношение к этому тексту.

на участке вокруг дома





улица города Йера


вечером. На самом деле это гораздо лучше, но больше из телефона не выжать.
печать

фраза

В дружественном ФБ (Соня Кобринская) я прочёл: "Раз дошли до языкознания, значит, и до 53 года недалеко". Мне очень нравится эта фраза. Оно, конечно, wishful thinking во всей красе, но на месте товарищей Чейна и Стокса я бы подготовился, они снова нужны народу.
печать

прошлая суббота

Мы ходили по горкам чуть к востоку от нашего городка, не выше пятисот с чем-то метров. Это всего километров двенадцать, но пейзаж совершенно другой. Видимо, Люберонский хребет защищает всё, что к югу от него, от северных ветров, и пейзаж становится южным - очень резкий контраст с Люберонским хребтом. Вместо горного леса - garrigues, южные заросли невысоких растений на каменистой почве. Это почти то же самое. что маки (macquis), разница в уровне влажности и почве, и судя по интернетным страницам, она и не всем французам ясна. Мы ходили семь часов, прошли 23 км, а в смысле высоты непонятно: телефонный софт говорит, что перепад был меньше 400 м, а ноги говорили совсем другое. Видимо, телефонный софт (citytrail) не учитывал спусков-подъёмов, только общую разницу высот между начальной и конечной точкой.

На обратном пути мы встретили довольно замечательного человека, о нём уже рассказала Ленка, но мне хочется чуть подробнее. Идём, значит, вниз. Периодически то в том направлении, то в другом едут велосипедисты, из которых у некоторых велосипед очевидно электрический. Видим, стоит человек лет 75 (как и оказалось) с велосипедом, остановившийся на пути вверх. Здороваемся. Вот, говорит, шины проскальзывают, трудно ехать. Раскатали велосипедисты, несколько лет назад так скользко не было, да тут ещё электрические гады обгоняют. Да, говорим, гады, это ж жульничество, на батареях-то. Тут речь зашла о батареях. Каким-то образом с велосипедов соскользнуло на телефоны, и он объявил, что он диссидент, гугла по возможности не признаёт, и телефон у него забыл скольколетней давности, фирмы (забыл название), которая использует только бесплатный софт, и батарейка длится двое суток. И на компьютере линукс. Стали говорит о бесплатном софте, ну, я говорю, я, конечно, за, но всё же приходится, вот без Microsoft Office мне никак. А я, говорит, использую - есть такой софт, латех. А, говорю, латех! Так я его ещё и на юниксе пользовал, а, кстати, для Windows есть прекрасный интерфейс. О, на юниксе! А, кстати, вы из La Tour d'Aigues? Нет, говорим, из подпарижья. А, говорит, сбежавшие от карантина (les escapés)! Ну да. А я, говорит, пятьдесят лет назад покинул Иль-де-Франс и стал приёмным провансальцем. Ну, говорю, как-то акцентом провансальским вы не обзавелись. А откуда я, по акценту? - спрашивает. На мой слух, не было у него никакого регионального акцента, так в Париже говорят. Я, говорит, из Franche Compté, но может, конечно, уже не слышно. А вы - пауза - из Каталонии? Нет, говорим, не Каталония, а Россия. Обращается ко мне: судя по всему, что вы сказали, вы математик на пенсии? Ну, говорю, пенсию-то я получаю, но работаю на полную катушку. Тут стали говорить о том, как оформляют работу пенсионеры, по большей части как индивидуалы, и чем занимаются. Он вспомнил, в связи с математикой и Россией, Арнольда. Да, говорю, великий математик и крайне неприятный человек был. Он: а вот ещё такой же, Шафаревич, бо-ольшой был антисемит! Я: а ещё Понтрягин. Да, говорит, он ведь топологией занимался? Да, говорю я без полной уверенности, я в топологии очень слаб. Рассказываю про роль Понтрягина в деюдификации советской математики, тут-то я знаю. Речь переходит на диссидентов, вот я, говорит, был в комитете в Марсельском университете по приёму Плюща. Ленка рассказывает, что Васька был с Плющом хорошо знаком. Поговорили ещё, и пошли каждый в свою сторону, не обменявшись фамилиями и явками. Почему? Да так как-то получилось. Он наверняка был профессором в Марселе, в принципе можно найти, но лень, и так хорошо.
Фотографии вышли похуже, чем на Любероне, слишком много света, слишком широкие пейзажи, я много выкинул. Так что в основном цветочки. А цветочки класс. Дикие ирисы, коротконогие, лиловые и жёлтые. Лесные тюльпаны, изящны до невозможности. По краям дорог ладанник, который я по невежеству много лет считал шиповником, хотя у него и листья другие, и шипов нет, но похож же! Те же дикие микронарциссы, что на Любероне. Дикий лён, синий и жёлтый.

Идти можно было бы и меньше времени, потому что от верхней точки шла тропа прямо вниз. Но мы там уже были в какой-то прошлый раз, и по этой тропе спускались, да ещё с Машкой. Это чистый кошмар, надо удерживаться, чтобы не покатиться вниз, всю дорогу. Так что пошли назад почти по своим следам, только половину пути по другой дороге, но хоть по дороге.

Cлева одноколейка, по ней пару раз в день идёт поезд - наверно, из Экса.
20210424_114125

20210424_115659

Лён
20210424_124322


Collapse )