Бегемот средних широт (bgmt) wrote,
Бегемот средних широт
bgmt

стыд

Когда советские войска вошли в Прагу, мне не было стыдно. Это сделали они, они были враги - и мне, и чехам.
Ну и что, что очень многие поддерживали. В тоталитарной стране народ оболванен, это все знают. Кончится тоталитаризм (только казалось, что никогда не кончится - тем более, Орвелл был так убедителен!) - разболванятся. Ну, неприятно было, что часть интеллигенции оказалась искренне лояльна режиму. Произошёл раскол. Но "своих" было более чем достаточно. ("И людей будем долго делить на своих и врагов" - это было написано позже проврался. Оказывается, до, в 67м, спасибо Поленовой за поправку.)

В первый раз мне стало стыдно, что я русский, вскоре после бомбардировки Грозного. Не сразу после бомбардировки: тогда было ошаление и ощущение, что этого Ельцину не простят. Что те, кто это сделал, слетят тут же - ведь было телевидение, ведь все видели разбомбленный полурусский (это неважно по большому счёту, но было важно по малому) город, убитых своими людей; и тогда было ещё время, когда голос снизу значил много.
Стыдно стало, когда оказалось, что голос - тих и что к трупам на экране можно привыкнуть.

(К сожалению, привыкнуть можно ко всему. И тот стыд постепенно прошёл. За что снова стыдно).

(Мне скажут, что и в других местах. Мне скажут, что не первая война и не в первой стране. Но дело в том, что человек устроен - как бы они ни был идейно продвинут - так, что "свои" - ближе. Война на чужой территории равно ужасна, но это умом, а на практике - солдат, убивающий солдат чужой страны, свихивается меньше и опасен потом меньше, чем солдат, убивающий своих. В этом смысле афганская война в СССР и иракская в Америке ломают рассудки меньше, чем чеченская - особенно первая (во вторую они уже были куда менее "свои") - в России).

Сейчас я чувствую примерно то же самое. Беспомощность - и стыд. Вероятно, то же, что чувствовали некоторые немцы в начале.

Те, кому не нравится, что мне стыдно, вычеркните меня, пожалуйста. Я отключаю здесь комменты. Это сообщение, а не приглашение к разговору.
Subscribe

  • На хребте

    Наверх на хребет Люберон, чуть меньше пяти часов, перепад 600 м с небольшим (с 400 с чем-то до 1050). Наверху пятнышки снега под деревьями. Но…

  • (no subject)

    Пасмурный день. К концу прогулки вышло солнце. Между 350 и 650 м по высоте, вроде бы. Не вышло снять: рядом друг с другом цветёт розмарин голубыми…

  • четверговые пейзажики

    Этот водный простор - пруд, с чистейшей водой и песчаным пляжем. Но вода холодна. Плавают утки, чёрные с белой шеей. Не ищите, их на снимке нет.…

Comments for this post were disabled by the author