October 23rd, 2020

печать

Декларация.

Как любая декларация, несколько ... ммм... излишне серьёзная. Но.
Я вчера отправил, наконец, бюллетень: я ведь не потерял американского гражданства, и хотя я вообще-то считаю, что за такими, как я, странно сохранять право голоса, - раз уж оно есть, надо его использовать.
Я антитрампист (на уровне слова "антифашист") с самого начала. Но я совсем недавно осознал, как это сформулировать понятнее всего.
Я обнаружил, что что там Байден, со всеми его недостатками, возрастом и пр. Я обнаружил, что я бы голосовал сейчас за любого прошлого американского президента. Да, даже за Буша-младшего, если бы был выбор между ним и Трампом. Т.е. это не демократы vs республиканцы, это выбор между человеком, играющим по правилам (которые и есть основа американской государственности, а не текст конституции: ни одна страна не живёт по текстам, она живёт по понятиям, и если текст противоречит понятиям, понятия побеждают) - и человеком, который хочет установить совсем другие правила.
Я стал примерять -и понял, что я даже за Марин Лё Пен (авось, она никогда не станет президентом во Франции!) голосовал бы против Трампа. Не голосовал бы против Трампа - за Путина, Эрдогана, Болсонару. В случае такой дуэли я бы уехал из страны куда угодно и как угодно.
Ситуация, когда я ощущаю, что живу на островке между Путиным и Трампом, существовала, конечно, уже в прошлом. Во времена сенатора МакКарти. И тогда система доказала, что с такими ситуациями она справляется (с вполне явственными потерями, впрочем). Сейчас - ну, авось. Но потери (прежде всего потеря доверия к работоспособности правил) уже очень велики. Зарастёт ли - не уверен.

Трампистов просят не беспокоиться. Это декларация, а не призыв к дискуссии. Я с тем же успехом не буду дискутировать по поводу Трампа, что не стал бы вступать в разговор со сторонниками Путина.

печать

Навальный с Дудем

Мы (mbla и я) посмотрели, наконец, интервью, взятое Дудем у Навальных. Я не ожидал, что мы два часа интервью досмотрим: мы оба предпочитаем обычно читать, а не смотреть. Досмотрели. Интересно.
Учтите, что это первая передача с Дудем, которую мы видели.
Мои впечатления крайне противоречивы.
Навальный значительно симпатичнее, чем я думал. Он искренен (почти всё время), не старается что-нибудь спрятать, не встаёт на пьедестал.
(Правда, честно говоря, интереснее всего нам было, когда он рассказывал про свои ощущения при отравлении, и особенно про галлюцинации и идеи во время выхода из комы. В январе наш друг попал в больницу с, по-видимому, вовсе не ковидом, а бактериальным воспалением лёгких (судя по тому, что с тех пор он переболел достаточно лёгкой формой ковида), но вся симптоматика была та же - искусственная кома, ИВЛ, неуверенность врачей в исходе, - и его бред во время довольно длительного выхода из комы был очень похож на тот, о котором рассказывал Навальный. И точно так же ему очень хотелось об этом рассказать.
Но это отступление.)
Так вот. Навальный симпатичен, Дудь прекрасный журналист (несмотря на совершенно отталкивающий меня стиль и особенно интонации). Но степень наивности обоих - потрясает.
Вопрос Дудя - а как всё же получилось, что разрешили улететь в Германию? И Навальный начинает рассказывать о друзьях, о жене, о петициях, и в самом конце говорит "ну, вроде ещё Меркель с Макроном вступились, может, это тоже повлияло". То есть он НИЧЕГО не знает не только о том, что вне России, но и о взаимоотношениях России с внешним миром и влиянии этих взаимоотношений на происходящее внутри.
Эта безумная для человека, который себя считает (и которого считают) политиком, ограниченность поля зрения проявляется, конечно, и в программе - т.е. в отсутствии программы. Тут, кстати, Дудь был несколько менее наивен, он очень хотел получить ответ, но не получил. Да, Навальный считает, что убрать Путина (путём голосования!), уменьшить коррупцию и обеспечить честные выборы - и всё, дальше зелёная сама пойдёт. Да, он считает, что любой противник Единой России лучше, в том числе те, от описания которых глаза лезут на лоб. У него не просто нет программы (потому что программа - это не как сменить власть, это что делать, когда ты у власти!), он не понимает, что она нужна. У него нет проекта. Намёка на проект.
Мы живём в мире, где в одних местах жить настолько трудно или странно, что половина молодёжи хотела бы эмигрировать, а в других можно долго говорить о том, что плохо и что очень плохо, но всё же есть смысл оставаться и стараться сделать (по крайней мере, свою) жизнь лучше. Если ты политик в стране из первой категории, крайне желательно знать, как оно всё происходит во второй. Структуру общества, механизмы обратной связи, примерять на себя, что можно стараться построить, чего нельзя, а чего и не хочется. Только тогда можно вести какой-то спор. Иначе получается ровно то, что предлагали народу большевики до 1917 года: смотрите, какой кошмар! (И верно, кошмар, у меня нет ни малейшей симпатии к предреволюционной Российской Империи). Мы его сметём, и всё будет пучком. (У большевиков как раз как бы была программа, но по степени нереалистичности она вполне была эквивалентна отсутствию программы. Тактика всё, а стратегия не нужна).
Я вовсе не строю параллелей между Навальным и, ну скажем, Лениным. Они совершенно непохожи. Похожи не люди, похожа - идея, что вот когда победим, тогда и думать будем, по обстоятельствам. Ленин эту идею скрывал, он всё время делал вид, что знает, что будет, но на деле он импровизировал каждый день. Навальный ничего не скрывает.
Дудь удивляется, как же это Меркель пришла к Навальному в больничную палату. И без охраны прямо вокруг начальственного тела. Навальный объясняет (!) Дудю, что знаешь, у них всё совсем иначе, вон у квартиры Меркель только пост охраны и всё, но объясняет так, что ясно, что он сам всё равно не имеет ни малейшего представления, как живут отношения между правительством и гражданами в Германии. Мелочь: он удивляется (а Дудь ещё больше удивляется, он просто этого не знал!), что Меркель умеет говорить по-русски. А ведь это существенный фактор в её политической роли и позиции, она понимает то, чего другие не понимают. И уж Навальному-то это стоило бы знать.
Очень странный эпизод, когда Навальный расскаызвает, как его сын не прореагировал на сообщение, что его отравили. Впечатление, что он считает это нормальным. Ни один человек, которого я знаю, не рассказал бы такого, какая бы ни была нужда в откровенности.
На мой взгляд, Навальный стал символом, а не политиком. Настолько чудовищно нет в России человека, который был бы лучшим оппозиционным политиком, что всё сосредоточилось на Навальном. Навальный как политик победить не может. Он может стать символом - но не вождём! -, если случится бунт. (Мало вероятно). Но в таком случае обуздать бунт и нацелить его на что-то созидательное он не сможет.
Ну да, хорошо, что хоть Навальный есть. Хорошо, что он выжил. Хорошо, что вскрылся ещё один нарыв (правда, остались ещё тыщи). Но -
Как получилось, что в большой стране больше никого нет, что есть живой Навальный и мёртвый Немцов (тоже очень второстепенный политик, при всём уважении) ну и несколько большее число политиков городского масштаба (Ройзман, слава богу, знает, что он компетентен в масштабах города, и не стремится выше), что нет ни власти (потому что единственное, что хочет власть - это остаться у власти, а это означает, что она бездарна), ни оппозиции, - я не знаю. Нет, не потому, что много талантливых людей уехало. Уехали не те, кто стали бы лидерами.
Всё это очень грустно, и не Путин в этом виноват, к сожалению.