November 30th, 2018

печать

Ужас и преодоление

Вот рассказ о жизни, который я прочёл на русском сайте ВВС. Мне очень трудно себе представить, чтобы там было враньё по сути. Я могу допустить, что какие-то фразы неточны, журналисты ж, но суть наверняка правдива - женщина, приговорённая системой - не системой в политическом смысле, не советским строем и не путинским, а, по сути, обществом - к пожизненному гниению в психушке и, скорее всего, скорой смерти,- выкарабкалась, стала писать издаваемые книги, одержала личную победу - ценой многих лет ужасающего существования.

Это вызывает восхищение. Это вызывает ужас перед системой - но тут я никак не могу сказать, что это советско-российская специфика. Мы постепенно узнаём (отличие Запада в том, что всё же узнаём) другие ужасы; то, что британская система сделала с Тьюрингом; то, как в пятидесятые годы заселяли малозаселённые департаменты Франции (Creuse, скажем) детьми с Реюньона -  их отбирали у родителей по критериям бедности и, стало быть, недостойных условий существования для детей (ну а кто на Реюньоне не был беден по меркам метрополии?) и помещали в приюты; квебекская история с таким же, как в России, автоматическим записыванием сирот в умственно отсталые - не помню цифр, но не одного человека и не десять; наверно, есть ещё. Т.е. у меня это вызывает ужас перед вообще обществом. Общество это терпит, и оно не обязательно при этом в прочих отношениях плохое.

Но ещё одна вещь, которая мне очень настойчиво приходит в голову - это преодоление. Преодоление - это немодная нынче ценность. Сейчас в цене страдание и позиция жертвы. Сейчас сказать "а ты попробуй, справься" - значит оскорбить жертву и получить от общества, особенно западного (тут Россия несколько отстаёт, но нагоняет, вроде), по полной. Ну так вот вам жертва, которая не стала воспринимать себя как жертву, а стала бороться, бить лапками, как толстовская лягушка, и как могла выплыла. Такое поведение было не то чтобы нормально - не все так умели - но было отчётливо рекомендуемо в прошлом, в любом прошлом, во все века. А сейчас нет. Сейчас такой женщине сообщили бы, что если она не вполне понимает, в какой степени она жертва, мы поможем ей это понять, психологов достаточно. И обсосём её жертвенность по полной, и осудим мучителей, и сочтём, что задача выполнена: ведь самое главное - осудить мучителей. А она считала, что самое главное - суметь выкарабкаться.

Она мне нравится куда больше разнообразных борцов современности.

печать

сороки и мы

Слышал по радио передачу про когнитивные способности враньих. Что сорока узнаёт себя в зеркале (начинает счищать пятно, которое видит у себя на голове в зеркале), кто-то другой - я французского этого слова не знал, а потом забыл - не узнаёт, а про других птиц не всегда ясно, скажем, про попугаев: может, не узнаёт, а может, ему глубоко наплевать, есть там у него пятно или нет.

Между прочим, у млеко наших питающих узнают - только высшие приматы (а мартышка - нет), дельфины и - с большим трудом, очень медленно - слоны. (Про китов, видимо, никто не знает: трудно киту подставить зеркало).

Эксперимент простой, был описан верно, так что этому я склонен доверять (это я про сороку, а про прочих я давно знаю).

А вот дальше начали про "я" и самосознание (connaissance de soi). И вот тут... У меня давно уже возникло подозрение, что немалая часть тех, кто профессионально занимается вопросами "Я", этого самого "я" попросту не имеет. Эта передача сильно подкрепила это подозрение.

В отличие от сороки. И даже в отличие от неузнающей себя в зеркале мартышки.