March 6th, 2017

печать

Сергей Жадан, "Ворошиловград"

Это я подсунул Ленке Жадана.

Я сначала пытался его прочесть по-украински, русский перевод на Флибусте появился позже, чем я пытался. Украинского я не знаю, но не так, как Ленка: минимальный набор слов, набранный из Гоголя, Погорельского, Катаева и пр. у меня есть, правила подстановки тоже, и продраться сквозь текст комментариев или газетных статей я вполне могу, но серьёзную литературу не понимаю вовсе. Так что украинский оригинал я посмотрел почти случайно. И обнаружил, что могу его прочесть, хотя и без удовольствия - какое ж удовольствие, когда продираешься. Но всё же было удивительно: вот, пишут, лучший украинский стилист, а прочесть его исходя из русского легче, чем всех прочих, не десятки слов на страницу, а несколько, и до них можно легко догадаться. Про лучшего стилиста, конечно, я никак в этом варианте подтвердить не мог, и читать бросил - нафиг, если без удовольствия.

И тут вдруг оказалось, что перевод тоже на Флибусте. В отличие от Ленки, я иногда просто сравнивал с оригиналом: да, перевод почти слово за слово, а получается превосходный, тонкий, точный, лёгкий текст. Как так получается, я не знаю. Никаких сомнений, что я читаю Жадана, а не переводчика, не возникает и возникнуть не может.
Впрочем, ведь и любимовский перевод Пруста почти слово за слово.

Потом я долго всех агитировал. Пока что сагитировались только два человека, второй - Ленка. Что мешает другим, я не знаю. Но - не читают. Да и у Ленки оно лежало с полгода, не меньше.

Впечатление у меня с ленкиным полностью совпадает, так что текст, который ниже, я могу подписать, хоть и не претендую на авторство. Но заодно я могу признаться - небось меня сейчас осудят политические украинцы и заклеймят имперцем - в очень странном впечатлении. Ленка-то выразила ту же, я думаю, мысль тонко и политично:  "одна из лучших книг, прочитанных мной за последнее время, и определённо лучшая прочитанная по-русски." Но я просто думал как-то, что породила русская литература за долгое последнее время - мало породила - и в моей голове в перечисление вершин сразу вошёл "Ворошиловград". А ведь не русская ж литература, другой язык. А впечатление - что входит, а к тому же и превосходит.

Стихи я пока что читать боюсь, тут всё же перевод много вносит изменений, скорее всего. Но надо попробовать.
===================================================================================================================

Originally posted by mbla at Сергей Жадан, "Ворошиловград"

Это одна из лучших книг, прочитанных мной за последнее время, и определённо лучшая прочитанная по-русски.

Она написана по-украински, но читая, забываешь, что это перевод.

Я отношусь к тем носителям русского, которые украинского практически не понимают, у меня нет даже минимального запаса слов.

Насколько я знаю, грамматика русского совпадает с грамматикой украинского, и может быть, поэтому при чтении Жадана по-русски кажется, что структура фраз в оригинале такой и была.

Я не живу в России 38 лет, и для меня книга «Ворошиловград» – столько же русская, сколь украинская, – это книга, написанная на обломках империи. Той самой, откуда я родом.


Она растёт из советского детства, из общего прошлого. И знаки этого прошлого разбросаны по книге – территория бывшего пионерского лагеря, где герои прячутся от дождя, открытки с памятниками Ворошиловграда, – красивые открытки с цветами отосланы мальчику из Дрездена, с которым в пионерском детстве переписывалась одна из героинь, а открытки с памятниками остались у неё.

Недаром книга называется «Ворошиловград», – исчезнувшим давным-давно с карт названием города Луганска.

И ещё – это проза поэта – собственно, в некотором смысле поэма. И это – античернуха. Скажи мне кто-нибудь, что может быть нежной и красочной книга, где в центре формального сюжета мафиозные разборки, не поверила бы.

А ещё «Ворошиловград» сильно перекликается с Кортасаром, с Маркесом, с латиноамериканской литературой, где часто сны переплетаются с реальностью, и не всегда ясно, где точка перехода.

И не выспренной, а прожитой оказывается прямолинейная мораль этой книжки: «дело в ответственности в благодарности» – люби тех, кто рядом, спасай их, и они тебя тоже спасут – и это относится к людям не больше и не меньше, чем к овчарке по имени Пахмутова – делай что должно, и будь что будет.

И хочется перечитывать, читать эту книгу – может быть, не от начала к концу, а задом наперёд – читать про реку, про степную жару, про прохладную осень, про город, про холмы, про бесконечную трассу, про не-предательство.