September 6th, 2013

печать

(no subject)

По France Culture передача про Арагона. У них бывает поразительной глубины анализ самых неожиданных сторон автора и пересечений этих сторон; я не буду пересказывать, смешно упрощать сложное, кто знает французский, может попробовать переслушать на их сайте - вот, пятница 6 сентября, 15 часов. Арагон, который в России известен (если вообще известен) как коммунист и средней руки ангажированный прозаик, - один из первых французских поэтов 20 века.

Но я не совсем об этом. Я слушаю, и первая мысль: как жалко, что Васька этого не слышал. Он не всё бы понял, у него были с французским проблемы, он бы не успевал - но он бы наверняка переслушивал до тех пор, пока не понял бы всё, что ему нужно. Ему было бы так интересно!

Человек жив, пока оставшиеся думают, как ему было бы интересно показать то или это. О том, чья смерть состоялась, так не думают, он в прошлом. Как бы его ни любили.

Я столкнулся с мнением, что такое - это поддержание невроза, своего рода мазохизм, ковыряние в ране. Это очень фундаментальное противоречие во взглядах. Мы не понимаем, что такое время и что такое смерть, да. (Верующие думают, что понимают. Ну пусть их). Но мы над маленькой частью этого властны: над памятью. Живой памятью и мёртвой памятью. Люди делятся на тех, для кого прошлое - живое, и тех, для кого мёртвое, прошлое. Нет, не делятся, конечно; у большинства разное по-разному. По мне, чем больше прошлого остаётся живым, тем в человеке больше души. Душа растёт или не растёт. Лучше, когда растёт.

Вот я, атеист, употребляю слово "душа". Я очень люблю этот отрывок из Синявского :Collapse )

Возвращаясь к Арагону, вот один текст. Я его привожу в том виде, в котором его поёт Брассанс, без последних, политических строчек. Которые резко ослабляют стихотворение. Я прошу прощения у не знающих французский, но хорошего перевода нет.
Collapse )