April 28th, 2009

печать

рай (один из)

Бургундия у одних ассоциируется с вином, у других - с виноградниками, у третьих - с Кола Бруньоном. Во всех случаях там жарко и вкусно. И всё это правда; но в Бургундии есть ещё и плато Морван, на средней высоте 600 м, где совсем иначе. Там сейчас заповедник - я не знаю точно, какого уровня, потому что там всё же есть кое-какие поля и кое-какие коровы, и деревеньки и даже то, что называется городками, но на самом деле там пусто. Холмы, леса, озёра  и речки. На нас это производит впечатление улучшенного Карельского перешейка: нет грязи и куда меньше комарья, но на самом деле, конечно, всё совсем иначе - озёра не ледниковые, гранит есть, но не в валунах, а в каньонах, корабельных сосен нет, вместо ёлок в основном пихты, хотя и ёлки тоже есть, да и лиственные деревья совсем другие. А впечатление всё же вполне карельское.

Тут когда-то говорили на лангедоке, который вообще-то должен быть куда южнее, а не на бургундском. Французский писатель Каванна, сын неграмотного итальянского каменщика и женщины из Морвана, пишет, что его отец - из северной Италии - был совершенно ошарашен, обнаружив, что понимает диалект своей жены. А дело было в том, что североитальянские диалекты - диалекты вовсе не итальянского, а того самого лангедока.

Тут зимой густой снег, а сейчас - начало весны: в Париже сирень уже отцветает, а тут только начинается, дрок только расцветает, дикие черешни, которых немыслимое количество, в полном цвету повсюду. Нарциссы заполонили всё (Мбла уже поместила, а я только собираюсь), гиацинты еле начинаются, купальницы повсюду, одуванчики ещё жёлтые. Рай.

Озеро, на котором мы были, на самом деле искусственное. Запрудили маленькую речку Кюр, получилось громадное озеро. Тут сто лет назад сплавляли лес по речкам, есть маршруты вдоль лесосплава. На озере острова. На одном несколько лет назад мы набрали много-много килограмм белых, которые несли в полиэтиленках высоко над головами вброд, но посредине всё же надо было несколько метров проплыть. Вообще искусственные озёра во Франции вид имеют вполне настоящий - но берега не установились, вход очень обычно каменистый. По берегам несколько кемпингов и парочка гостиниц, очень немного на двадцать километров периметра. Летом плавает кораблик, где кому-то что-то объясняют. Климат континентальный - сейчас вот днём было за двадцать, а ночью, если ясной, чуть ли не заморозки. Грозы приходят внезапно.

В озере можно удить рыбу, если есть лицензия; висят доски, где написано, в сколько тонн выловили щуку или карпа, не помню. Как-то летом я видел среди прочих удильщиков негра - он представлял собой типичный портрет французского крестьянина, так что казалось, что его просто выкрасили в чёрный цвет. Впрочем, вживание негров в французскую деревню описано много у кого, просто, живя в Париже, это кажется удивительно.

Пешеходные маршруты тут бесконечные, можно ходить три часа, а можно десять дней. Есть даже подножный корм - щавель в промышленных количествах, ну и ещё мы собирали кислицу, добавлять в салат.

Есть кое-какие аббатства, но мало, в равнинной Бургундии больше.

Всё это - в трёх часах езды от дома.