January 13th, 2009

печать

важное заявление в ГлавАд

Я требую, чтобы сковородка, на которой будут жарить Путина, двух Медведевых, Ющенко, Тимошенко и некоторое число других, была абсолютно независима от газопроводов. Переведём Ад на солнечную энергию!
печать

тайны верхнего мира

Изредка (очень изредка, в чём отчасти каюсь, но так вот оно есть) я смотрю, кто меня добавил во френды или, наоборот, выкинул. (До того, чтобы просмотреть журналы добавивших на предмет взаимности, у меня руки ни разу не дошли, в чём опять-таки каюсь, но так вот оно есть, хотя перед каждыми каникулами думаю "вот сейчас..."). Так вот, меня включил во френды юзер katehizis - "катехизис католической церкви". Я так изумился, что полез туда. Вроде не бот. К чему бы это? Может, потому что имя у меня адское? А интересно, дружественного юзера 1satana он тоже добавил?
печать

сон разума

Очень интересно думать об архитектуре памяти и сознания, просто следя за собой. Это глобально невозможно, конечно, но местами возможно.
В частности, про виды памяти. Все знают (кто знает, что видит сны - есть те, кто думают, что не видят), как испаряется обычно сон при пробуждении: пытаешься ухватить его за хвост, почти удаётся... и всё, один пар. Но это легко объяснить наличием краткосрочной и долгосрочной памяти, ну вот не происходит переход из одной в другую (перекодировка), какой-то там канал заблокирован или ещё что, в общем, вполне неудивительно.
Но вот бывает, что после пробуждения помнишь. Всё помнишь, можешь сесть и записать. Если сядешь и запишешь, то почти всегда сон навсегда запомнится. (Бывает ещё и третье, исключительное: когда он просто сам по себе навсегда запомнится. Со мной такое - раз в несколько лет). Но если не запишешь, не расскажешь и не проговоришь, то наступает какое-то странное медленное испарение. Совсем другое, чем обычное - нет ощущения, что не поймать за хвост, но просто к вечеру уже деталей меньше, а потом ещё меньше, а потом совсем ничего.
Вроде ведь произошёл переход в долговременную память - часы или день, это ведь долговременная? Ан всё равно испаряется совсем иначе, чем забывается то, что видел наяву.