May 11th, 2007

печать

узурпация с кисточкой

Смотря из парижской глуши на разнообразные события, я был несколько потрясён страстной дискуссией о георгиевских ленточках. Это не первая дискуссия, которая меня несколько ошарашивает, но в предыдущих были осязаемые вещи: демострации, избиения, перенос бронзового объекта большого веса и большого (предыдущего, уже накопившегося!) эмоционального заряда, ну и т.д. Тут были исключительно ленточки, т.е. мы имеем первую чисто символическую дискуссию, ну не считать же ленточку материальным объектом, хоть там кто-то и вёл страстные споры, кто именно их финансировал.

Я б ничего не сказал, нафиг, не стоит того, если бы не натолкнулся на пост redtigra:

У меня на антенне машины - георгиевская ленточка. Я ее сниму, потому что праздник прошел, но она там была неделю и даже в Финляндию съездила.

С некоторым офигением прочтя жж за нечитанные пять дней, обнаружила, что это, оказывается, очень принципиальный момент, и то ли ленточка делает тебя путинолизом, то ли примазывающимся к государству, то ли просто редиской - я не поняла толком, почему, но как честная женщина, не могу держать френдов в неведении. Возможно, кто-то поймет, что все было ошибкой, а до сих пор у него росто не было шанса это узнать.

Противно как-то. Что-то я перестала понимать в происходящем окончательно. Ну ладно, что ж.


Я тут вот помещу под катом вынутый из комментов мой ей ответ. Он, мне кажется, тривиален, но похоже, это не для всех так. Его можно было бы развить - тема узурпации просто самая главная, кажется мне, в понимании всего происходившего и происходящего - но лень.
Collapse )

печать

Never let me go

Kazuo Shiguro, Never Let Me Go, Vintage International

 

Чуть сдвинутая реальность: не « антиутопия », как у Орвелла или Уэллса, а то, что вполне могло бы быть. Взгляд со стороны – с нашей, читательской – на чуть-чуть другой мир. Collapse )
Чувство, которое владеет читателем после того, как он понимает, о чём идёт речь – чувство безнадёжности, беспомощности. Его тыкают вдруг в то, что он всеми силами хочет не видеть. Может быть, некоторым удаётся – они читают это как очередную историю из альтернативного мира. Не думаю, что многим. Это пронзительная книга, она достаёт до нутра и крутит. Потом это проходит. Приходит обратно смирение, потом неосознанное смирение, броня опускается на место, не жить же с обнажённой душой. Так и живём.   

Спасибо i_shmael за наводку.

печать

Все забыты и всё забыто