May 10th, 2007

печать

эпоха

Наша после-наша эпоха называлась разными людьми очень по-разному. Обращалось внимание на разные стороны.(Я уже знаю, кто мне объяснит, что то, как я её не люблю - и многие другие вместе со мной - это брюзжание тоскующего по собственной юности человека бегемота. Однако почему-то в другие эпохи - созидающие - такого брюзжания было куда как меньше). Мне вдруг пришло в голову, что ещё два явления в ней органически связаны.

Слово "секуритаризм" (не знаю, появилось ли оно в таком русском написании) стало распространяться после 11 сентября - точнее, после осознания реакции на 11 сентября. То, как восхитительно легко граждане отдали те свободы, за которые столько десятилетий бились, и которые - об этом никто не вспоминал! - и в мыслях у них не было отдать при предыдущей вспышке терроризма, в начале 70х, само по себе вызывало оторопь. Кажется, Джефферсон сказал когда-то (а если не сказал,то se non è vero, è ben trovato), что народ, предпочитающий безопасность свободе, не достоин ни того,  ни другого. Поразительно, как это оказалось применимо к всем. Я всё время колеблюсь между двумя способами восприятия: с одной стороны, есть Запад и есть Россия, и российские беды вполне специфичны и описаны ещё АК Толстым вкупе с Салтыковым-Щедриным, а с другой - постепенно создаётся впечатление, что наконец-то Россия впереди планеты всей: она просто раньше приходит к состоянию, куда медленно движутся все. Слово "свобода", в России просто смешное, здесь не смешно пока - но оно воспринимается не как органическая потребность (как было!), а как хорошее такое политкорректное слово, но кто ж будет особенно всерьёз. (Ну нет, не всегда, тут разница между странами, но как легко взять и отдать (и тем показать, что нет потребности), Америка нам хорошо показала. И я очень боюсь, что разница между странами - это тоже вопрос фазы, а направление одно.)

Есть совсем другое явление. Разнообразные службы всё больше переходят на автоответчик. Иногда создаётся впечатление, что его программировал лично Кафка, потому что нужного ответа не предложено. Когда в 87 году я искал, в какой больнице в Праге лежит одна моя приятельница из Питера, я - американский гражданин - из Парижа позвонил в американское консульство в Праге. Через полчаса мне перезвонил главврач отделения. Я мог в любой стране мира, махнув паспортом, пройти в американское консульство и мне бы помогли в чём угодно. И конечно, я мог позвонить и сказать, что точно не знаю, кто мне нужен, и мне бы объяснили. Сейчас - глухая защита: интернет, телефонный ответчик, только ни в коем случае не личный контакт. Мне сообщают, что в Москве французский гражданин НЕ МОЖЕТ войти в визовый отдел консульства, чтобы помочь что-то прояснить, ну хоть просто ответить на вопрос, на который трудно ответить приглашаемому. Сидит русский милиционер и отвечает "Nyet". Внутри сидят русские девочки и отвечают "нельзя". Баррикада.

На любом сайте вам предлагают обратиться к FAQ, а коли там ответа на ваш вопрос нет, сам дурак. Я клиент Free ADSL. Неделю уже или больше их телефонная связь с Россией непригодна к использованию. Email'ного адреса (который был) больше нет, или он хорошо спрятан. Есть FAQ, и есть хотлайн, где ты после платного ожидания попадаешь на оператора, который сначала требует доказательств, что ты это ты, хотя я ему звоню с ими же мне присвоенного номера, не понимает проблемы и отвечает, по-видимому, найдя в FAQе то, что ему кажется походящим. Ответ не работает. Тратить время и деньги на то, чтобы звонить снова, просто не хочется. Я подозреваю, что ещё через какое-то время оператора заменит автомат, который будет предлагать жать на кнопки или проговаривать нужный ответ из списка.

Это тенденция. Сначала она мне казалась отдельной вещью, чисто кафкианской. Но вот подумал я, что это просто то же самое, что первое явление.  Что желание отгородиться становится превалирующей мотивацией. Сесть в свою раковину - страна, компания, служба, потенциально - каждый из нас, - свернуться, и защититься от всего.
печать

Только сейчас сообразил

Лениво слушал по радио, что Саркози, который отсутствовал 8 мая, предоставив это дело Шираку, вернулся к годовщине отмены рабства. "Да, хорошо", лениво подумалось и тут вдруг я понял: а я ведь не держу в сознании день отмены рабства. Ну ладно, во Франции это были чёрные колониальные рабы. Но мне кажется , что и в США никакого такого дня не празднуется широко. Может, он и есть где-то в каком-то списке дат, но это вам не 4 июля. В России - так уж точно не празднуется.
Т.е. праздник - это победа над врагом. Чужестранным или в крайнем случае классовым (революция). Она записывается в историческую память. Победа же над собственной гнусностью канет куда-то там, и мы оказываемся белыми и пушистыми из веку веков.
печать

lighting viruses

Я регулярно получаю ссылку на обновление вирусной базы данных. Она кончается фразой "Good luck in fighting viruses!" Если заменить местами две буквы, получается чуть загадочное, но очень красивое высказывание.