January 28th, 2007

печать

их быт, их нравы

У мэра парижского предместья Исси-ле-Мулино, весьма известного политика-центриста Сантини, упал балкон. В падении балкон снёс ещё шесть нижевисящих балконов. Никто не пострадал.
"Наверно, это конструктивные недостатки дома", сказал мэр. На фотографии изображён вполне себе шикарный многоквартирный дом 89 года издания.
печать

(no subject)

Я много лет преподаю во Франции. С перерывом: сначала 87-89, физику в Université Paris 7, потом с 94-97 физику, математику и статистику в Université Marne-la-Vallée, а потом информатику, математику и статистику в разных частных высших школах.

Состав студентов во Франции вообще неероятно смешанный - очень много иностранцев, в силу франкоязычия много из Северной Африки и из Чёрной Африки, есть вьетнамцы, есть европейцы, в общем, все есть. Последнее время есть русские. Я преподаю и по-французски, и по-английски. В англоязычных местах французов довольно мало - кто в основном есть, сказать трудно: отовсюду понемножку. Включая совершенно экзотические страны - Непал и даже Бутан.

За всё это время я не видел НИ ОДНОГО проявления расизма. Я даже не про явный расизм, когда оскорбляют или бьют морду. Я не видел обособления, сегрегации. Языковое объединение иногда случалось - скажем, арабское, китайское или русское - но тут же в группу входил кто-нибудь другой и все переходили на общий язык. Не только расизма нет: в одной из школ есть и арабы, и израильтяне. Я ни разу не видел ни малейшей неприязни. Конкретно это место - достаточно дурное по уровню; единственное его достоинство - само собой получающееся воспитание абсолютной терпимости к различиям.

Но то же и в других местах, гораздо более высокого уровня. Этим студентам просто всё равно. У них несравнимо больше чувство общности от принадлежности к одной школе, чем от принадлежности к какой-то стране. Тем более, что они видят - всюду - множество людей с весьма сложной биограяфией.
Выучившийся во французской школе полусловен, полуиндиец с индийской фамилией и тремя родными языками.
Мальчик с арабской фамилией, который сначала отвечает, что он ливанский христианин, но потом оказывается, что лучше всего он знает финский - в школу ходил в Финляндии, гражданство у него американское, потому что родители давно жили в Америке и родился он там, а потом они поехали работать в Финляндию, но ещё у него есть израильское гражданство, потому что его мать была близко знакома с Бегиным и он ей его просто так дал. Иврита, впрочем, он не знает, знает финский, английский, французский и хуже всего арабский.
Мальчик с вьетнамской внешностью и фамилией Ландау.
Девочка друзка, которая говорит "эти арабы", но дружит, естественно, с арабами, потому что это её единственный родной язык.
Мальчик из Нигерии, говорящий по-английски, по-французски и, вроде бы, по-немецки (мне трудно судить) с одинаковым "негритянским" акцентом, и от которого автоматически ожидаешь соответствующего уровня культуры; пишет он, однако, по-английски и по-французски на много голов лучше всех других.
Ребята из "плохих" пригородов, арабы и негры, с ровно теми лицами, от которых шарахаются на улице - попавшие в университет Леонардо да Винчи в Дефансе, он частный, но для жителей 92 департамента бесплатный. Однако есть отбор. Учатся как звери. Такой скорости обучения программированию я не видел больше нигде.
Ну и так далее.
Те из них, кто останутся во Франции, будут французами. По духу, выражению лица, способу юмора, отношению к жизни. Те, кто не останутся, всё равно получили прививку.
С русскими в таких местах происходит ровно это же. От исходного деления людей на группы по рождению, если оно было, не остаётся ни следа.