December 24th, 2005

печать

(no subject)

Я получил по е-мейлу следующее письмо:

"Вчера в Филармонии я была поставлена в совершенный тупик.
В фойе - выставка Е. Абезгауза. Примерно 20 акварелей. Напечатаны вводные слова к выставке с основными моментами его биографии. И вот я читаю, что он, ... в том числе, был участником выставки в ДК Газа в 1975 году, которая была "первой выставкой еврейских художников". Я не поверила своим глазам. Неформалы, underground, но при чем здесь национальный признак? Я не могу понять, зачем это могло быть написано."

Я тоже. Я хорошо помню выставку в Газа. Невероятных размеров очередь. Много картин, которые и сейчас бы показались очень интересны. Действительно, несколько именно еврейских художников - скажем, если я не путаю, Рапопорт. У части остальных были еврейские фамилии, как вообще у части любого населения, но как-то мало всех волновало, у какой части. Времена вообще были такие, что всё равно было, художник или еврей: когда художнику Некрасову настоятельно предложили уехать по израильскому вызову и он сказал в КГБ или в ОВИРе (какая разница?), что вроде как ни в одном глазу... ему было сказано, что ничего. Для них он - еврей. Точно так же, когда художник Володя Гоосс, чья фамилия происходит от давних русских голландцев (и значит "гусь") стал бельмом на глазу своего районного отделения милиции (которое его засадило-таки потом на два года на химию), ни один милиционер не сомневался, что еврей.

С другой стороны, конечно, была и другая сторона. Вот когда вышло послабление на этот счёт и появилилась пластинка сестёр Берри (1990), то из аннотации можно было узнать, что они американки, что они впитали в себя ритмы популярной музыки в Нью-Йорке, но никакими силами, если заранее не знал, нельзя было вычислить, на каком же это языке они поют. (Я надеюсь, что никто не пытался расшифровать текст, думая, что это английский). Вершиной этого текста на обложке было "Хава Нагила" (народная мелодия)". Видимо, американского народа?

Но всё же, если еврея не называют евреем, это ещё не повод записывать, наоборот, всех в евреев.

А что до выставки в Газа, то больше всего мне бы хотелось снова посмотреть Михнова-Войтенко, которого я не видел ни в одном альбоме, исчез, как не было. (А тогда - вроде им Скира интересовался...) У него была роскошная, непредставимая как факт выставка в ДК МВД (я ни разу не слышал никаких предположений, как это удалось), и всё. Абстракция типа смятой бумаги или - на мой взгляд - ломаного льда. А смотреть бесконечно на беспредметный узор можно, мне кажется, только двух видов: огонь и ломаный лёд. Он меня примирил с идеей абстракционизма.