September 3rd, 2005

печать

I think...

У меня что-то создаётся впечатление, что все обсуждающие катастрофу в Нью-Орлеане говорят не о том.

Когда-то в Америке был сделан фильм "The Day After" (говорят, был ремейк - не знаю, не смотрю телевизор), о дне после атомной бомбардировки. Я смотрел и у меня глаза лезли на лоб. Потому что по экрану ходили nice Americans, ровно такие, каких я каждый день видел в Провиденсе на East Side - и вели себя nicely в ситуации, где я ну никак этого себе представить не мог. Авторы фильма ничего не знали о самовозникающих моделях коллективного поведения в подобных ситуациях, когда люди сначала ждут решений от существовавших структур, потом осознают - каждый отдельно - что их больше нет, или они далеко и неприменимы, потом объединяются в стаи, в стаях выделяются лидеры, возникает конкуренция, создаётся впечатление хаоса, но это хаос формирования новых, адаптированных структур - диких, конечно, и неприятных, но работоспособных. Это описано в части американской фантастики, но совершенно непонятно обыкновенным middle class Americans. Иначе не бывает, любое коллективное поведение является результатом процесса адаптации и индивидуальных компромиссов с отрицательной обратной связью, и если создавшийся в какой-то ситуации режим больше не устойчив, начинается поиск нового устойчивого состояния. Зная это заранее, возможно, этим можно как-то управлять - потому что устойчивых режимов много, и одни более неприятны, чем другие.

Вот это и произошло. К тому же это произошло в стране, где вообще нет опыта катастроф в тех поколениях, от которых ещё осталась какая-то поведенческая память. Не было оккупации, катастрофические землетрясения были очень давно, гражданская война была в 19 веке и в стиле 19 века, ни в ком не сидит латентная память о том, как себя вести, когда вокруг всё разрушается. (Пример латентной памяти: в России возможно много достаточно ужасных способов поведения, но гражданской войны - не будет. И на Украине не будет. Где сидит память об этом ужасе, я не знаю (кстати, это очень интересный информатический вопрос), но где-то сидит. А в Грузии вот и в Средней Азии не сидела).

Все сейчас говорят о материальной неподготовленности - состояние дамб, логистика помощи, финансы, солдаты Национальной Гвардии в Ираке, и проч. Это верно. Но верно ещё одно, о чём не говорят: поведение населения оказалось для всех полной неожиданностью. А ведь оно другим и быть не могло. И совершенно неважно, "дикие" ли это негры или "культурные" белые, реакция на подобные происшествия у всех коллективно одна - культурный лоск быстро спадает. В странах, переживавших катастрофы, есть некоторый (хоть какой-то!) опыт взаимопомощи пострадавших. Он был когда-то выработан и был (к сожалению) не так редко подкрепляем новыми катастрофами. Взаимопомощь пострадавших - выгодное социальное поведение, т.е. если народ травить, оно рано или поздно выработается (или народ помрёт), но скорее поздно - поиск оптимума занимает очень долгое время. В Америке нет опыта взаимопомощи пострадавших, а есть только (и то хлеб!) - помощи пострадавшим со стороны тех, кто не попал в катастрофу и не изменил модели поведения. Если бы это было учтено - т.е. предсказано - то можно было бы разработать хоть какую-то стратегию удержания ситуации под контролем. Собственно, только это и было надо: если бы народ видел, что всё время есть внешний мир, который физически реагирует на то, что происходит, деградация была бы куда меньше. А так - я думаю, что ощущения сидящих в воде и слушающих радио похожи на ощущение сидящего на приступочке на горном склоне под камнепадом, а в километре по прямой, через ущелье, стоит гостиница и из неё несётся музыка.

Это раз. Два - гораздо менее существенно, но всё же. Я посмотрел ролик (по-английски, via prividenie_ja), где корреспондент снимает из магазина Walmart - ходят люди, берут вещи, два полицейских (чёрных, мужчина и женщина) тоже чего-то берут, никого не останавливают, на его вопросы отвечают - "а чего?" Голос за кадром говорил про ужас того, что полицейские не соблюдают и не защищают закон... А я не понимал. Вещи с магазинных полок заведомо не вернутся владельцам магазинов. Город затоплен, даже если вдруг воду выкачают за месяц (что мало реально!), более срочных дел, чем охрана имущества магазинов, полно, товары всё равно сгниют, если не будут украдены - так почему же не разрешить брать? Какое мародёрство? Ну да, если лезут в сейфы, это мародёрство. (Но и в этом случае надо сначала спасать людей, а потом уже думать о мародёрстве). Но если берут с полок - простите, нет. А если берут еду - так дай им бог. Вместо этой реакции аспект "мародёрства" ставится на первое место - не только в злорадствующих российских изданиях, есть и такие, а и внутри Америки. Какой закон? Соблюдение закона в относительно свободной стране возможно ровно до тех пор, пока гражданин доверяет администрации. А с чего это теперь житель Нового Орлеана будет доверять профукавшейся администрации? Он попал в ситуацию, когда каждый за себя. Он - бессозательно, по отсутствию культуры, но всё равно - отзывает делегирование полномочий государству. (Кстати, ровно это же происходит и в Беслане, но это другая тема). И сначала надо восстановить ситуацию доверия, а потом уже кричать о беззаконии. (Да, в процессе восстановления ситуации доверия приходится иногда и стрелять, если кто-то опасно сорвался с цепи. Но не ради восстановления закона, а исключительно ради спасения чьей-то жизни).