July 29th, 2005

печать

(no subject)

Вчера умер мой учитель математики, Арон Рувимович Майзелис.

Это был лучший учитель у меня, но это ничего ещё не говорит: у меня мало было пристойных учителей.

Он был лучшим учителем по мнению практически всех, кто у него учился.

Что там вступительный экзамен по математике! Его после Арона сдавали все. Он дал нам - не только ученикам физического спецкласса, тогда еще не было целых школ, а всем своим ученикам - культуру мышления и рассуждения, которой хватило на всю жизнь.

Его методы были совершенно антиортодоксальны, если под ортодоксальностью понимать педагогические новации - т.е. он был непохож на других знаменитых учителей. Он не "делал математику интересной". Он заставлял вести конспект, который диктовал, и который надо было заучивать наизусть. Казалось бы, бред. А мы на этом выучили математику. Он ставил автоматическую двойку за попытку доказать (это была у него классическая провокация), что а^log_a(b)=b. Потому что это определение. Он каким-то образом убеждал, что математика, пусть школьная - это красиво. Но не так, как теперь принято - instant gratification - а после тяжелого труда. Он мог на контрольной дать задачу из материала полугодовой давности. Все это проходило, и действовало, наверно - потому что его собственный интерес к математике и к нам был абсолютно очевиден. У любого другого его методы привели бы к бунту.

Три года назад я видел в Питере одноклассника, который кончил Корабелку, не решившись пойти в Университет. Он первый образованный человек в своей семье. Он сказал, что без Арона никогда в жизни не было бы у него высшего образования.

Арон умер от рака простаты, от метастазов. Я не знаю, как это могло произойти. В наше время не положено умирать от рака простаты, его можно остановить. Деньги тоже не были проблемой, по крайней мере, с того момента,когда многочисленные поколения его учеников узнали про его болезнь. Я видел его три года назад, у меня было впечатление, что он не понимает, что у него рак. Я не знаю, правильно ли это было.

Он помнил всех. Я не знаю, как это возможно, но всех.

Он помнил, что это я первый дал ему почитать Цветаеву и Бродского и "Крохотки" Солженицына. Я сам - забыл, вспомнил, когда он сказал.

Возможно, это самый цельный человек, которого я знал. И уж точно, он в совокупности сделал больше всех, кого я знал. Тут многие могут возмутиться: ну вот я знал Синявского, или - в детстве - Орбели, они-то больше? И других можно вспомнить. Да, они больше, но Арон собственноручно изменил судьбу такого количества своих учеников - и не заочно, как это получается у великого человека: он пишет, а написанное действует,- а именно собственноручно, что по-моему, это перевешивает. Мне это кажется большей заслугой.

Он в юности верил в светлое будущее. Он прошел всю дорогу разочарования и осознания обмана, но его разочарование - это разочарование человека, у которого все равно есть дело. К тому моменту, когда он вполне понял, где живет, он уже был достаточно известен и незаменим, чтобы позволить себе не играть в их игры. И не играл. Никогда.

Он попал в школу, если я не ошибаюсь, не потому что понимал, что он гениальный педагог, а потому что никуда больше в тот момент еврею было не попасть. А иначе мог бы стать средней руки математиком. Вот пример, как зло порождает добро - редко, но бывает.

Я надеюсь, что он не слишком мучался перед смертью.
печать

Два замечания в дополнение к

...к посту mblaМблы, где среди прочего написано "И тут я поняла совершенно ужасную вещь – мы ведь едим тех, кто нам симпатичен, а противных есть не можем.", а потом в комментариях: "В этом-то и ужас - не такая большая разница между поцелуем, нежным покусыванием и съедением."

ПЕРВОЕ, про любовь: собака Катя (а до неё собака Нюша) удивительно нежна вечером, а иногда и утром. Так ей хочется ласки, человеческого тепла,так она млеет... Но на прогулке, когда вокруг ИНТЕРЕСНЫЕ ВЕЩИ, ей нафиг не надо, чтоб её гладили. Тут и запахи, и травки, и цветочки, и кора валяется - одна вкусная, а другая вовсе нет, и взобраться надо суметь, если тропа нелегка, и мышка пробежала, и вообще. Т.е. она, конечно, нас любит, но подождите до вечера, там, если не засну от усталости, скажу. И становится ясно: любовь - это то, что важно, когда нет ничего более интересного. (Вы, конечно, понимаете, что я только про собак, да и то не про всех).

ВТОРОЕ, тоже про любовь: сколько было перьев выдрано и изломано по поводу "может ли дружить мальчик с девочкой"! Сколько книг про любовь сексуальную и духовную! А ответ ходит рядом с нами на четырёх ногах: собака любит хозяина, а трахается с собакой. И ей это кажется совершенно естественным, и странны ей наши философствования.