Бегемот средних широт (bgmt) wrote,
Бегемот средних широт
bgmt

Category:

и ещё

vovaminkin опубликовал, вслед за моими ссылками, ссылку более страшную, с моей точки зрения. По-английски (в оригинале) её могут процесть только подписанные на Wall Street Journal, поэтому всем другим придётся читать русский перевод.

Текст физика-теоретика (без сарказма) Лоренса Краусса:
тут (https://www.wsj.com/articles/the-ideological-corruption-of-science-11594572501?mod=searchresults&page=1&pos=1) по-английски, а
тут (https://yarmolinets.com/превращение-американской-науки-в-сов/#comments) по-русски.

В русскоязчычном мире сейчас отчётливо видна разница между теми, кто застал взрослым советское общество, и теми, кто был в нём только ребёнком или родился после конца восьмидесятых. Вторым легко считать, что СССР был исключительно тоталитарным государством. Первые - те, кто замечает мир вокруг себя и не забывает того, что заметил - помнят тоталитарное общество. Умеренно тоталитарное, не как при Сталине, но всё равно с товарищескими судами, осуждением на собраниях (часто вполне искренним) и глубокой уверенностью практически всех - в том числе антисоветски настроенных людей - что неверно думающих (разных для разных) надо победить и запретить им заниматься разрушительной пропагандой не того. Я не помню встреч в Советском Союзе с людьми, реально понимавшими устройство послевоенного западного общества и то, какую роль в демократии играет реальная свобода слова (слово "реальная" я тут вставляю потому, что встретился с точкой зрения, что если государство высказываний не ограничивает, а ограничивают их только негосударственные организации или толпа, то всё в порядке). Люди, родившиеся после, не понимают ссылок на Галича или Кима. Они не знают, что всё, что происходит сейчас в Америке и волнами распространяется оттуда, уже было пройдено - и выяснилось, что одна чума не лучше другой, и что если преследовать за неверные точки зрения, то получишь Советский Союз или Кубу. Они считают, что демократия - это совокупность демократических институтов, и значит, если большинство или хотя бы многие разделяют какую-то идею, она автоматически верна. Им не приходит в голову, что демократия основана на борьбе мнений и возможности любое мнение высказывать, не боясь за жизнь или работу. Вероятно, эти люди употребляют выражение "октябрьский переворот" и не признают того, что в России имела место реальная революция, и что большевики пользовались колоссальной поддержкой населения. (Про то, что режим Кастро появился в результате совершенно понятной народной борьбы с режимом Батисты, они могут просто не знать). Когда они слышат сеансы самокритики, им не приходит в голову аналогия с китайской культурной революцией. Это - историческая слепота.

В нерусскоязычном мире причины новой волны мне менее ясны. За справедливость и равенство выступали на Западе много раз. Того, что происходит сейчас, никогда раньше не было. Справедливость понималась как справедливость для всех, равенство как равенство всех, а не как создание преимуществ для жертв угнетения (глубоко советская идея, классово близкие и классово неблизкие...),  Мне кажется, что дело в том, что потерялась одна из главных исторических ценностей - свобода. Сейчас слились разные потоки, и один из них - замена свободы как ценности безопасностью. Об этом можно спорить, но тогда, когда западное общество боролось за свободу (скажем, полвека назад), никто не предлагал заменить дискриминацию одних дискриминацией других, и никто не предлагал наказывать за взгляды. Я попал на Запад как раз в то время, когда достаточный уровень свободы был завоёван. (Достаточный - это значит, что дальнейшей потребности не было, или была - у анекдотических движений типа либертарианства или других анархизмов). Дальше, видимо, понятно: сама собой свобода не поддерживается. Нет борьбы за свободу, нет сознания её ценности  - она уменьшается. Ну вот она и уменьшилась. Довольно медленно. Не казалось, что это радикальное изменение.

Были революции сто лет назад и были - пятьдесят. Это довольно забавно. (Революцией я называю любое сильное изменение общества, вызванное массовым движением). Сто лет назад было практически как сейчас. Угнетённые должны были получить преимущества, угнетателей к ногтю, Любой рабочий или бедный крестьянин был по определению угнетённым, любой образованный человек был по определению угнетателем. Была партия, перед ней надо было разоружиться (не то чтобы это многим помогло).

Пятьдесят лет назад были битники, хиппи, студенческие волнения в Америке и во Франции (а также, конечно, "Красные бригады" и прочие террористы; но они массовыми не были). Был Мартин Лютер Кинг и движение за права женщин. Всё это было борьбой прежде всего за свободу. Победа этих движений (а они победили, пусть и не во всём) была увеличением совокупной свободы и увеличением совокупного равенства. Равенство понималось как равенство индивидов, а не групп. Были издержки (главная, с моей точки зрения, это ухудшение уровня образования), но выигрыш был колоссален. Появилось понятие прав челокека как политической концепции (мне кажется, первым это сделал забытый всеми Картер), стали расследовать государственные преступления типа высылки граждан японского происхождения в США, открытая дискриминация негров в США стала невозможна, а дикриминация китайцев и евреев просто исчезла, степень увеличения прав женщин - тоже в США - легко обнаружить, прочтя прозу Сильвии Плат, где она в том числе описывает положение женщин в пятидесятые, направление изменений было верным не только с моей точки зрения, но, вероятно, и с точки зрения многих поддерживающих metoo или BLM (как высказывание, противоположное ALM). Мир стал свободным и тёплым. В нём оставалась бездна несправедливости, но её становилось с течением времени отчётливо меньше в западном мире, и несколько менее очевидно, но всё же тоже - в прочем человечестве.  (Вот этого - сочетания тепла и свободы - ужасно стало не хватать.гораздо раньше сегодняшних событий). Общества худо-бедно продержались как демократические ещё полвека. Пока всё это не забылось.

Человека можно определить как wishfully беспамятное животное. Wishfully, потому что у него всё есть, чтобы учиться на своём и чужом опыте. Хочешь посмотреть, что к чему приводит ? вот тебе всё, что ты можешь захотеть узнать, за две тыщи лет и больше. Язык того уровня, которым владеют миллионы, организован так, что проанализировать можно всё, что хочешь. Хочешь посмотреть, что на что похоже? Пожалуйста. Но этого не делают. Это делают по пальцам перечислимые отдельные люди. Эти отдельные люди - ну, скажем, Лотман, или Марк Блок, или даже несколько более востребованная Ханна Арендт и пр. и пр. не занимают положения в интеллектуальном мире, которое занимали французские просветители. Что говорил Вольтер, было важно. Это во многом определило дальнейшую историю. Что говорил Лотман, когда пытался приблизить к нам девятнадцатый век, важно скольким-то десяткам людей, ну, сотням. Критическое мышление перестало быть ценностью (ну или никогда не было). Память перестала быть ценностью, ну или никогда не была. Память заменяется мифом, критическое мышление - априорностью. (Сейчас это дошло до того, что нам объясняют люди, защитившие на этом диссертации и имеющие власть, что обучать надо не знаниям, а умениям. Это тоже один из потоков, которые сейчас слились в тот, о котором я говорил).

Так что возможно, что через ещё полвека вся эта сегодняшняя любовь к тоталитаризму будет снова  опрокинута. Хотелось бы посмотреть, но не удастся.

Я думал, что очень мало кто, как я, перестал хотеть долго жить. Это ведь вообще не описано, мне кажется, все считают, что человек не может не хотеть жить как можно дольше. Но сейчас выясняется, что мысль "хорошо, что не доживу" (до триумфа сегодняшних движений), посещает очень многих. Я не знаю, когда ещё было так. Это точно не было так в поколении моих родителей, а до того, если было, то не описано. Беда в том, что очень многие доживут.

Disclaimer: я не пропагандист и не общественная фигура. Я спорю тогда, когда есть достаточное взаимопонимание и можно надеяться в споре уточнить точки зрения и, возможно, в чём-то переубедить. Если есть базовые разногласия, это невозможно. Я не участвую (стараюсь не участвовать) в непродуктивных спорах. Если я читаю то, с чем не согласен, но где никакой базы для разговора нет, я не отвечаю. И - очень важное - я не считаю, что в чём бы то ни было есть только две стороны. Ни общая со мной неприязнь к Трампу, ни общая со мной неприязнь к Путину не являются сами по себе основаниями для взаимопонимания.

Tags: тоталитарность
Subscribe

  • (no subject)

    У меня нет сейчас времени подробно прочесть эту статью, но мне кажется, что это стоит сделать. Именно подробно и, безусловно, непредвзято ни в…

  • текст к размышлению

    На меня "новая этика" свалилась совсем недавно, как Трамп, как ковид (только что говорили, что человеку не передаётся, а и обернуться не…

  • Герцен и мы

    В отрывке, который для нас нашла ФБ-юзер Светлана Миронова, меня особенно заинтересовал конец. Великий русофоб Герцен описывает, насколько Москва…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 88 comments

  • (no subject)

    У меня нет сейчас времени подробно прочесть эту статью, но мне кажется, что это стоит сделать. Именно подробно и, безусловно, непредвзято ни в…

  • текст к размышлению

    На меня "новая этика" свалилась совсем недавно, как Трамп, как ковид (только что говорили, что человеку не передаётся, а и обернуться не…

  • Герцен и мы

    В отрывке, который для нас нашла ФБ-юзер Светлана Миронова, меня особенно заинтересовал конец. Великий русофоб Герцен описывает, насколько Москва…