Бегемот средних широт (bgmt) wrote,
Бегемот средних широт
bgmt

Categories:

whether the weather will weather the weather

Кушнер когда-то, когда не был стар и пуглив, написал прекрасное стихотворение "Времена не выбирают".

Времена не выбирают,
В них живут и умирают.
Большей пошлости на свете
Нет, чем клянчить и пенять.
Будто можно те на эти,
Как на рынке, поменять.

Что ни век, то век железный.
Но дымится сад чудесный,
Блещет тучка; я в пять лет
Должен был от скарлатины
Умереть, живи в невинный
Век, в котором горя нет.

Ты себя в счастливцы прочишь,
А при Грозном жить не хочешь?
Не мечтаешь о чуме
Флорентийской и проказе?
Хочешь ехать в первом классе,
А не в трюме, в полутьме?

Что ни век, то век железный.
Но дымится сад чудесный,
Блещет тучка; обниму
Век мой, рок мой на прощанье.
Время - это испытанье.
Не завидуй никому.

Крепко тесное объятье.
Время - кожа, а не платье.
Глубока его печать.
Словно с пальцев отпечатки,
С нас - его черты и складки,
Приглядевшись, можно взять.

Мы уже жили в интересные времена. Скажем, я был школьником во время Карибского кризиса. Много было и других интересных моментов. А были скучные.

Так вот, ровно в данный момент мы переживаем интереснейшее для будущего историка время. Особенно если будущий историк будет иметь место, что, конечно, не факт - но вот пережили же Карибский кризис и все инцеденты, когда ракеты чуть не были запущены? (При нынешней моде на альтернативку можно, конечно, думать, что мы просто живём в той реальности, в которой будущий историк состоялся, а в других давно померли. В этом предположении вообще бояться нечего).

We wonder whether the weather will weather the weather or whether the weather the weather will kill. То, что мы weathers, это не новость. (Шагают бараны в ряд). Вот то, что и Трамп с Путиным weather в другом смысле, это для меня новость, это я узнал из скороговорки, которую давно не обдумывал.

Справится ли Америка с Трампом? Я не знаю. До того казалось, что конечно. Она справилась с Маккарти, с Вьетнамской войной, со студенческими волнениями,  с расовой проблемой, с финансовым кризисом. И уж точно казалось, что институциональный государственный переворот в Америке невозможен, слишком прочная структура. Сейчас это как-то быстро перестало быть ясно. Никогда ещё в истории по крайней мере двадцатого века (раньше я просто не знаю) губернатор штата не называл президента врагом США. Никогда ещё Папа римский не произносил ничего подобного против президента патентованно демократической страны.  Никогда ещё люди не ходили с лозунгом "это не мой президент", эта фраза взята у демонстрантов после фальсифицированных выборов президента в Иране. Никогда ещё крупные города не объявляли, что не будут подчиняться указам президента. И уж конечно, никогда ещё президент не назначал ультраправого  white suprematist* в National Security Council. Всё это и подобное мы видели - в Венгрии, в Турции, отчасти в Польше. Мы видели, что ультраправые, придя к власти демократически, немедленно делают всё возможное, чтобы их приход к власти стал необратим** . (Естественно, то же касается и ультралевых, но в современном мире их куда меньше, и даже в Венесуэле им осталось недолго жить). Трамп идёт ровно по этому пути. Вот сейчас и выяснится, достаточно ли этот путь в Америке заминирован, как все считали. Уже ясно, что куда в меньшей степени, чем все считали. В действительно прочной Америке Трамп не мог бы осуществить всех этих указов и назначений, они бы были ограничены с самого начала. Конечно, не это самое страшное, а власть, которая дана президенту для "нажатия на кнопку". Похоже, что там просто никаких ограничений нет.

Времена не выбирают.

*When Bannon has been asked about these racist and anti-Semitic appeals, he has insisted, implausibly, that he favors nationalism, not white nationalism. “If you look at the identity movements over there in Europe, I think a lot of [them] are really ‘Polish identity’ or ‘German identity,’ not racial identity,” he told Posner. “It’s more identity toward a nation-state or their people as a nation.” Bannon sees those European movements as allies, and has cultivated ties with far-right parties in the U.K., France, Germany, the Netherlands, and Italy. The first foreign political leader who President-elect Trump met with was Nigel Farage, a friend of Bannon who attended the Republican National Convention and campaigned with Trump in Mississippi, in July. Marine Le Pen, the leader of France’s far-right National Front, who is running for President, has already cited Trump’s victory as a harbinger of her own. Her niece, Marion Maréchal-Le Pen, a member of the French parliament, tweeted, “I answer yes to the invitation of Stephen Bannon, CEO of @realDonaldTrump presidential campaign, to work together.”

**В течение некоторого времени - суток? на сайте Белого дома из списка ветвей власти исчезла судебная. (По ссылке фотографии сайта до того и после того). Сейчас, пишут, снова появилась. Так что одна мина сработала, это хорошо.
Tags: bad weather
Subscribe

  • О богатстве русского языка

    В отличие от ФБ, тут можно писать без звёздочек и пр. (Плакат: А ты убил цензора?) Сравните "нàхуй" и "нахуя".…

  • термин

    недиалогопригодность

  • заметки дилетанта

    Я на 95% уверен, что лингвисты всё это давно заметили и описали. Но - на 95%, а не на сто. А явление любопытное. Имеем фр. и ит. языки. В них, в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments