Бегемот средних широт (bgmt) wrote,
Бегемот средних широт
bgmt

про Париж, про переводы, про вообще

Мне кажется, очень интересная (далеко не единственная, конечно) лекция на Арзамасе. Я для затравки дам начало.

Вера Мильчина: «Больше всего в Париже мне нравятся таблички с названиями улиц»

Переводчик и историк культуры — о домоправительнице Бахтина, страсти пантеры, ввозе свинины в Париж XIX века, программках в «Комеди Франсез», а также о том, почему комментировать — страшно увлекательно



Square photo 494418b8 7a86 4b88 b1e9 a25806442027

Разговор Ирина Калитеевская



Иллюстрация к повести Оноре де Бальзака «Брачный контракт» из цикла «Человеческая комедия». 1851–1853 годы
© Bibliothèque nationale de France

— Насколько я знаю, вы пришли к истории повседневной жизни через переводы. Как это произошло и почему вы выбрали именно Францию в первой половине XIX века?

— Если начинать с самого начала, надо сказать, что я училась на романо-германском отделении филфака МГУ. Но одновременно я ходила в семинар к Турбину  , на русское отделение. Дело в том что на филологическом факультете МГУ в ту пору, когда я там училась, в 1970–1975 годах, работало много толковых и знающих преподавателей (в частности, на кафедре французского языка), но харизматических лекторов, которые могли бы потрясти воображение, среди литературоведов было, прямо скажем, немного. На этом фоне Турбин выделялся — и делал это совершенно сознательно; он был такой ловец душ человеческих, приковывавший к себе внимание юных существ. Ну, представьте, например: 1971 год, застой, сидит аудитория — человек сто, в основном, конечно, барышни лет восемнадцати. А Турбин, рассказывая про «Руслана и Людмилу», называет Черномора летающим импотентом. Сейчас это звучит, пожалуй, пошловато, но нам тогда казалось, что это так интересно, так живо!

Так вот, у Турбина был семинар, на который неофициально можно было ходить людям с других отделений. Вот я и ходила, и в результате получилось так, что я занималась параллельно и французской, и русской литературой. Я никак не могу себя сейчас назвать последовательницей Турбина. Но я ему очень благодарна за несколько вещей: во-первых, благодаря ему участники семинара прочли много таких книг, от Николая Анциферова  до Гастона Башляра  , о которых прежде даже не подозревали. А во-вторых, именно в семинаре Турбина я познакомилась с теми людьми, которые для моего, так сказать, становления как историка литературы сделали больше, чем все профессора вместе взятые.

==================
Дальше читайте в самом источнике.
Tags: Арзамас, Париж, перевод, ссылки
Subscribe

  • О вреде предрассудков

    Однажды одна неназванная, но известная ЖЖужерица плыла вдоль карадагской стены. Дело было очень давно, тогда и Карадаг закрыт не был, и сердолики…

  • ИНЫЕ ВРЕМЕНА

    Трава не была тогда зеленее. Потом была война. Но посмотрите на список фамилий... "Вскоре, однако, мои интересы сосредоточились на квантовой теории.…

  • (no subject)

    Сегодня гугяли всего три часа. Работа волк, скалит зубы. От St-Paul-lès-Durance. Вы не думайте (как думают многие французы), что слово…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments